Если опустить ненормативную лексику, то отец Данила стоял, широко открыв рот, мощно пуская воздух. В переводе же на литературный язык его речь звучала бы примерно так: «Милый мой сынок, я тебя кормил, поил, образование дал, на должность депутата пристроил, сейчас выбил для тебя родного, единственного, ненаглядного должность мэра. Да городок маленький, но с чего-то надо начинать, потом и до губернатора дойдешь. Что же ты, кровинушка моя, так отца родного опозорил, где ж ты с этой красавицей длинноногой познакомился, которая пьяная почти в неглиже на стойке бара пляшет, в интернете окаянном фото выкладывает и теперь все СМИ об этом пишут. И ужас-то какой, дошла эта информация до больших-пребольших людей. Я столько усилий приложил, а теперь все может полететь трам-пара-рам. Что ж ты папку так подставляешь, сыночек?»
Даниле уже исполнилось тридцать, но отца он боялся также как в детстве. Он опустил голову и не смел поднять глаза, сам понимал – виноват. Кто ж знал, что это дура такое устроит? Ясное дело, захотелось девчонке покуражится, пустить пыль в глаза подружкам на девичнике, перепили немного – с кем не бывает. Только ж она невеста будущего мэра, должна хоть немного думать головой, впрочем, чем там думать – блондинка она и есть блондинка! А сейчас страна взяла курс на нравственность, такие промахи большие люди не прощают. Девушки с низкой социальной ответственностью есть у всех, но о них не должны знать и в жены их брать запрещено. 

Отец вышел из приемной сынка-депутата, громко хлопнув дверью. Данил вздрогнул, на цыпочках подошел к окну посмотреть, как отец уезжает на бронированном джипе. Он быстро положил телефон в карман и тоже направился к выходу, уже представив, как развалится сейчас дома на диване и выпьет виски со льдом, но в это время в дверь постучала секретарша Леночка.

- Данил Анатольевич, там опять эта, ну как ее там, со своими танцами, все ходит и ходит, сидит уже два часа, говорю ей, заняты Вы, а она не уходит, - Леночка говорила путанно, часто не согласовывая слова в предложении.

Как и всех ее пристроили по знакомству. Данил уже и не помнил чьей дочкой, женой или невестой она была, но точно чьей-то была: чужих людей в правительстве не бывает.

- Черт бы ее побрал! Пусть заходит, - Данил снова сел за стол и достал телефон.
Анастасия зашла скромно, присела на краешек стула, достала папку, Данил не смотрел на посетительницу, ему интересней было разглядывать в инстаграме фото своей возлюбленной, правда, большая часть уже была удалена.
- Данил Анатольевич, я Вам отправляла официальное письмо, но не получила ответ. Позвольте я расскажу на сколько важно устроить фестиваль русского народного танца. Будущее поколение должно знать свою культуру, историю. Танцы – это такое же культурное наследие как литература, живопись…
- Настька, ты что ли? – Данил поднял глаза и увидел свою бывшую одногруппницу. Он рассмеялся, - Ты чего здесь делаешь?
- Я? Пришла к депутату на прием за финансовой помощью в организации городского фестиваля русского народного танца «Дубравушка» среди школьников. 
- Сама ты дубравушка, - он загоготал, - Как жизнь-то молодая? Чего такая грустная? Давай вставай, съездим, пообедаем, расскажешь, как с дипломом юрфака до дубравушки докатилась.
Пока они ехали в ресторан, Данил Черкасов с удовольствием вспоминал студенческие годы. Он был типичным мажором, сынком большого чиновника, которому не надо ни о чем думать – красный диплом подразумевался сам собой. Таких как он - основная часть факультета, но попадались среди них умненькие провинциалы, с ними мало общались, если только заплатить копеечку за реферат, а так – не их уровень. Настя относилась к бедненьким студентам, но Данил тогда обратил на нее внимание – ее выгнутая осанка и своеобразная походка, присущая танцовщикам, выделяла ее из толпы. Она с детства занималась танцами, поступив учиться на юриста, стала подрабатывать хореографом, а после института продолжила. В отличие от Данила, ей не светило тепленькое местечко, да и не лежала у нее душа к юриспруденции.
- Данил, я очень рада, что мы с тобой встретилась! Помоги, пожалуйста, организовать фестиваль. Я вот тут посчитала сколько нам нужно на аренду зала, костюмы, режиссера и ведущего. Мы уже договорились со СМИ об информационной поддержке.
- Ха! А помнишь мы с тобой в рекламе снимались? – Данил перебил ее, - Ну я там такой в костюме стоял деловом, а ты в платье развевающемся подпрыгивала. Ух, высоко! Одну ногу так вперед вытягивала, а вторую поджимала, - Он снова рассмеялся, - У отца даже где-то журнал сохранился. Надо найти. Я тогда еще худой, красивый был.
- Да, помню. Фотограф никак не мог поймать кадр, а потом я неудачно приземлилась и подвернула лодыжку, ты довез меня до дома и пытался поцеловать, - Настя покраснела.
- Я и сейчас хочу тебя поцеловать, - он наклонился, но она увернулась.
Они пообедали, Данил взял у Настя папку с концепцией детского конкурса танцев, небрежно кинул ее на заднее сиденье. Он не собирался ничего делать, хотя и пообещал все внимательно изучить и помочь, но он был обычным депутатом, которого посадили на место и говорят, что делать – помогать девочке Насте устраивать какие-то там фестивали танцев указаний не было.
Настя звонила ему на мобильный, писала смс, но он все время был занят в делах, разъездах и т.д. Она уже привыкла к тому, что люди не держат свои обещания, что в этой жизни можно полагаться только на собственные силы. Фестиваль русского-народного танца она все-таки устроила, не так масштабно, как планировалось, но получилось хорошо. Она сама выступила и хореографом, и режиссером, и ведущей, взяла небольшой кредит в банке на подарки и дипломы победителям, а с летней площадкой в городском парке договорилась бесплатно за упоминание в СМИ. Она пригласила важных персон, даже распечатала дорогие красивые пригласительные, но они не пришли. Данила, как депутата, тоже звала. Он, как и все, заверил о своем присутствии и проигнорировал.
Ему в самом деле было не до этого, все время занимала подготовка к выборам мэра маленького областного города за Уралом. Его пиарщики усиленно сочиняли достойную биографию и стирали непристойные факты реальной жизни. Было много поездок и выступлений перед электоратом. Все это его вымотало, а тут еще отец решил женить его на дочке своего друга. 
Девушка Лида была типичной ухоженной светской дурой с красным диплом престижного ВУЗа. Она даже съездила с ним в город и тут же закатила истерику. После Москвы, Лондона и Нью-Йорка ей предложили жить в городе, где всего двести тысяч населения, а главная достопримечательность - дымящаяся труба металлургического завода. Бутиков нет, ночных клуб нет, да асфальта для ее Бентли практически нет! В общем, как отец не любил Данила, у Лиды тоже был отец, который ее тоже любил, не выдержав страданий доченьки, он отменил свадьбу и отправил Лидочку подлечить нервы в Куршавеле. 
Пока Лидочка покоряла снежные вершины, Настя, залезшая в долги после фестиваля, думала о жизни и все больше осознавала, что жизнь о ней совсем не думает. Тридцать один год, не замужем, детей нет, любимая работа есть, но перспективы отсутствуют, финансы поют грустные романсы, а ей самой хочется выть от боли и отчаянья. У нее так много идей, огромное желание работать, вот только никому не нужны ее добрые порывы и если в двадцать лет она еще жила мечтами и верила, как перевернет мир, сделав Россию самой танцующей страной, разменяв четвертый десяток огонь стремлений затушила череда неудач. Настя свернулась калачиком на кровати в съемной квартире и тихо заплакала. Ну почему ж так несправедливо устроен этот мир? Видимо, права ее лучшая подруга: чтобы добиться успеха, надо либо родиться в семье миллионера, либо родить от миллионера. С первым не повезло изначально, да и со вторым тоже не светит.
Анатолий Черкасов, владелец заводов и пароходов, получил четкую инструкцию: хочешь видеть сына мэром и качать природные ресурсы из области – жени отпрыска, ибо народу нужно видеть градоначальника человеком семейным. Данил был готов на любой выбор отца, но тут он вспомнил про Настю. Вот же идеальная жена! Тихая, забитая учительница танцев. 
Настя понимала всю бедственность своего положения, к тому же наступало лето – не сезон для ее танцевальной школы. Платить за аренду было и так сложно, а тут еще долг с фестиваля «висел». Она же, наивная, думала, что придут все солидные дяди и тети из министерств, посмотрят, какое она благое дело делает и помогут ей делать дальше. Телефон завибрировал и высветил абонента: «Данил Черкасов». Настя с надеждой ответила на звонок.
- Как дела, красавица? Что нового? – Данил как всегда был весел и раскован.
- Данил, здравствуй! Рада слышать, а я фестиваль русского танца провела и планирую еще. У меня есть все отчеты, мы даже сами видеофильм сделали, - Настя говорила торопливо, ей очень хотелось не потерять надежду на помощь.
- Давай я за тобой заеду, расскажешь за ужином.
Она снова была с папкой документов, снова взахлеб рассказывала о своем проекте, о его культурной и образовательной значимости, а он снова ее не слушал.
- Настька, выходи за меня замуж, будешь мэрской женой, - он рассмеялся от игры слов, а она растерянно посмотрела на него. Дальше Данил со свойственной ему циничностью пояснил, почему женится именно на ней. Конечно, он никогда на такой как она не женился бы, не в его вкусе, но тут понимаете ли такие дела. Вот так грубо, даже не пытаясь наговорить романтическую чепуху. Ей хотелось одновременно плакать от обиды, залепить ему со всей силы пощечину, выплеснуть горячий чай в лицо, наорать, но она с детства научилась сдерживать эмоции на людях. 
Для девушки самое главное ВУЗ – Выйти Удачно Замуж! При всех нравственных ценностях, Настя понимала, что ей нечем отдавать кредит банку, что ее школа танцев никогда не будет приносить нормальный доход и увидеть своих учеников на большой сцене ей тоже вряд ли удастся. Она согласилась на предложение Данила при одном условии, что этот брак продлится не больше четырех лет. Молодые люди пожали по-деловому друг другу руки и разъехались по домам.
Данил собрал совет пиарщиков, те быстро придумали романтическую историю любви со студенческих лет, нашли десятилетней давности рекламный плакат, где они были с Настей, сделали несколько фотосессий в стиле Love Story и грамотно стали строить рекламную кампанию. Свадьба была шикарная для узкого круга людей, а для народа был сделан скромный репортаж и благотворительная поездка в детский дом, якобы в день свадьбы, хотя это было на три дня позже.
Маленький городок очень впечатлил Настю, впрочем, не сам город, а ее новые условия жизни – пятикомнатная квартира с дорогой обстановкой, автомобиль с водителем, регулярный отдых за границей. Важно не ГДЕ живешь, а КАК. Ей быстро сшили деловые платья и костюмы, которые смотрелись идеально на ее фигуре, а хореографическая осанка сразу же выделяла ее из толпы. Она легко бы затмила Меланью Трапм, Карлу Бруни и герцогиню Кембриджскую вместе взятых, ведь помимо идеальной фигуры, у нее еще было красивое славянское лицо и русская душа.
Жили они хорошо, общались мало, секса у них не было. Вернее, у нее не было, а у него был, но не с ней. Даниле всегда нравились колоритные девушки, с большой грудью, чтобы так – эх, кровь с молоком. Подтянутая, с рельефным животиком и накаченными танцевальными ножками Настя его не впечатляла, к тому же она обладала плоскогрудостью балерины.
Насте было скучно, часто она отпускала водителя и сама ходила по магазинам, сначала жители ее сторонились и шептались, затем стали обращаться со своими проблемами, она их выслушивала и вечерами осторожно, по-женски внушала мужу. Настя очень быстро поняла, Даниле нужно создать положительный имидж для карьерного роста, задобрить папу и больших начальников из Москвы, а ее внутренний позыв требовал менять мир к лучшему, приносить пользу обществу. Сначала он закупил две новых машины для скорой помощи, затем по ее наставлению, отремонтировал детский сад и, как Данил не сопротивлялся, а городской конкурс русского народного танца пришлось устроить. Фестиваль танца показали даже по федеральным телеканалам, на следующий год Настя подключила всю область, почти все двадцать три города приняли участие. Хорошо быть женой мэра, достаточно позвонить и все решается очень быстро: и площадка, и деньги в бюджете находятся и СМИ по команде собираются и пишут хвалебные отзывы.
Жители провинциального городка Настю боготворили, а ее душа, стремящаяся сеять доброе и вечное, развернулось. И вот она уже устроила среди школ новый конкурс, на этот раз, по озеленению территории и даже вызвала из Москвы модного ландшафтного дизайнера. Люди были в восторге, особенно им понравились фигуры из кустарников и часы с действующей часовой стрелкой из цветов. Среди добровольцев собрала полицию чистоты, которые с гордым видом следили, чтобы никто не мусорил. Вечную беду России – дороги, она тоже решила, по крайней мере центральную улицу нормально заасфальтировали. Каждый месяц она проводила какое-то мероприятие: самый красивый подъезд – сколько ж художников нашлось в этом маленьком городе! Лучшая детская площадка во дворе – мужчины сами мастерили качели, горки и песочницы. Победителям дарили скромные призы, но больше они радовались своим фотографиям в местных газетах. А самое главное – все это было сделано на энтузиазме, без бюджетных денег. Даже новогоднюю елку в центре города жители украшали самодельными игрушками, а на сэкономленные бюджетные деньги купили дорогие лекарства для тяжелобольных.. За три года правления Данила Черкасова преступность снизилась, рождаемость повысилась, город преобразился до неузнаваемости. Жители перестали пить, смотреть тупые сериалы по центральным телеканалам, их больше интересовали местные новости с их лицами, а раз уж показывают по ТВ, надо выглядеть достойно. Простая русская девушка Настя смогла сделать то, что не удалось ни одному правителю ни в одной стране: она дала возможность людям самим создавать культурную жизнь. Она сделала для укрепления брака больше, чем все психологи вместе взятые: разве будет женщина «пилить» мужа и орать на детей, когда ей нужно шить платье для ежегодного бала королев. О, это было незабываемое зрелище! Все женщины города, от годовалых девочек до самой пожилой жительницы бабы Авдотьи, которая отметила свой столетний юбилей, прошли в вечерних платьях по центральной улице сквозь колонну восхищенных мужчин.
Московские журналисты стали частыми гостями городка, о котором раньше они ничего не слышали. Благодаря популярности и насыщенной культурной жизни, в маленький уральский город потянулись туристы. Стал развиваться малый бизнес – мини-гостиницы, сувенирная продукция. Настя стала знаменитостью, а Данил, получая похвалу сверху и от родного отца, примерял уже губернаторское кресло. На одной из пресс-конференций, посвященной проблеме малых городов, сам Путин поставил его в пример, назвав молодым, энергичным мэром с творческой жилкой. Но тут случился скандал. 
Одна девица с пониженной социальной ответственностью, как обозначил сей тип президент, уехала в столицу области и дала интервью желтой прессе о любовных отношениях с Данилом Черкасовым, да еще снабдила редакцию фотографиями из сауны. Но и тут Настя спасала Данила, она обратилась к жителям, зачитала доклад о достижениях мэра и новых планах городского совета. Данилу пришлось прижать чиновников и начать строительство новой больницы, а также Дворца культуры – это уже было желание Насти. Стройка шла бурно, репортажи по ТВ были регулярно и о скандале все быстро забыли, главное – вовремя переключить внимание народа.
Этот случай их сблизил, теперь они не только разговаривали по делам, но и по душам, а иногда даже засыпали в одной постели. Не то, чтобы Данил охладел к разгульной жизни, но все чаще ему хотелось быть дома с женой. С Настей он чувствовал себя спокойно, с ней он был как за каменной стеной, она во всем его поддерживала, помогала, подсказывала и выручала, как настоящая русская женщина из русских сказок. Ему даже стали нравится народные танцы, однажды на ярмарке он купил себе рубаху в стиле русского национального костюма.
Как-то он ехал домой и неожиданно для себя попросил водителя остановиться возле цветочного магазина. Как только Данил вышел, продавщица обзвонила всех знакомых, а значит, сообщила всему городу, что мэр купил любой жене сто одну розу.: «Вот какая любовь у людей бывает! А на вопрос по какому поводу, ни день рождения ли часом у Настеньки, ответил: «Просто так!»
Настя встретила его вкусным ужином, она была в коктейльном платье и даже поставила на стол бутылку вина.
- Ты как догадалась что я с цветами? – Данил поцеловал жену в губы.
- Так сегодня же особый день. Ты же по этому поводу, разве нет? 
- Да я вообще-то просто так. А что за повод? – он прошел в ванную, - Подожди, руки помою, расскажешь.
Когда Данила зашел в гостиную Настя уже разлила вино по бокалам.
- За свободу! – Произнесла она тост.
Звон бокалов, глоток красного вина и недоумевающий взгляд Данила.
- Не понял, - он посмотрел внимательно на жену.
- Наш договоренность по брачным узам сегодня закончилась. Мы разводимся, милый! – Настя села на стул, запрокинув ногу на ногу и Данил с вожделением посмотрел на красивые женские коленки.
- Я не хочу. Все ж нормально, - он посмотрел на нее и впервые заметил, что той тихой, забитой учительницы танцев больше нет. Перед ним сидела шикарная, ухоженная молодая женщина, но больше всего его поразил ее взгляд – уверенный, дерзкий, смелый.
- Извини, милый, но мы тут одну бумажку у нотариуса оформили. Ты же знаешь, что я для тебя всегда останусь другом, поэтому мы разойдемся очень тихо, без скандалов, придумаем повод, почему я уеду из города, но для видимости буду периодически тебя навещать и присутствовать на официальных приемах, - она прошла в коридор и он заметил чемодан, - Извини, уже подъехало такси. И да, вот папка с моими предложениями, сделай еще несколько добрых дел для города, пока не стал губернатором. За цветы спасибо, но с собой взять не могу.
 Когда Данил остался один, он долго молча сидел. У него был шок. Как же так? Ведь так точно не может быть? А если может, то не с ним. Он позвонил папе. Из всех слов ненормативной лексики, отец сказал лишь одну фразу, соответствующую русскому литературному языку: «С такими не разводятся! Ради таких как она короли от трона отрекались!»
Настя остановилась в небольшой московской гостинице переночевать, с утра у нее было много важных встреч. За время замужества она заработала достаточно связей, а связи решают все! Ее будущее было определено и спокойно. Она впервые хорошо выспалась, правда, с утра немножко заскучала по милым жителям провинциального городка и что уж врать самой себе – она очень скучала по Данилу.
Данил звонил ей каждый день, затем прилетел в Москву – нужно было подписать документы на развод. Он пытался с ней поговорить о чувствах, но она все переводила на дела. Ее очень волновало изучил ли он ее папку с предложениями по благоустройству города, обратил ли внимание на восьмой пункт.
Он не понял в какой момент к нему пришла любовь, но осознал на сколько был жесток и бездушен по отношению к Насте. В конце весны она приехала на открытие новой школы, строительство которой тоже было ее заслугой – она разыскала миллионера, родом из этого городка, он и проспонсировал строительство. Пресс-секретарь подал Данилу напечатанную речь, он начал читать текст:
- Я рад приветствовать всех на открытие новой современной школы. Это важное событие для нашего города. За последние четыре года мы многого достигли: на 5% выросла рождаемость, увеличилось производство, планируется открытие молочного завода, который был закрыт в трудные для России девяностые годы. Наша страна растет, а вместе с ней и наш город набирает стремительные обороты. Вместе мы смогли за небольшой срок добиться хороших результатов, вы уже знаете, что меня переводят в столицу области. Став губернатором, я буду продолжать развивать небольшие города. Каждый житель нашей необъятной Родины должен жить достойно и гордиться…- Данил запнулся, отложил листок и посмотрел на Настю, - Самое главное в жизни - любовь. Без любви и поддержки семьи мы ничего не значим. Я благодарен своей жене и думаю вы тоже, - в этот момент раздались бурные аплодисменты, а фотографы устремили камеры на Настю, Данил продолжил, - Часто мы, мужчины, не ценим своих жен, не уделяем внимание, бываем грубыми, а ведь на русских женщинах стоит мир. Только благодаря им мы живем, только они дают жизнь новому поколению. Настя, милая моя Настя, я тебя люблю, - Данил обнял жену и фотографы запечатлели поцелуй, а особым счастливчикам повезло сделать кадр, как слеза скатилась по щеке мэра. Женщины провинциального городка умиленно вздохнули: «Бывает же у людей любовь!»
Они молча ехали в аэропорт. Данил отпустил водителя и сам вел автомобиль, он помог Насте достать из багажника чемодан, но долго не отпускал, крепко держал ручку, затем поставил, робко обнял бывшую жену.
- Прости меня за все. Ты была лучшей женой мэра, - он хотел ее поцеловать, но она отстранилась.
- Ты еще не знаешь, какой отличной я буду женой губернатора! – Настя улыбнулась и подмигнула.
- Ты выйдешь за меня замуж?, - он спросил с надеждой.
- Уже вышла. Нас с тобой не развели, я не подписала документы, - Настя снова улыбнулась.
Данил сжал ее в объятьях: «Никому тебя не отдам!»
Через год в семье губернатора родился первенец.

Марийка Батлер

Танцы, любовь, политика.

Контакты:

Мария Ефремова

ген. директор, продюсер, режиссер

тел.: +7-915-118-6888,

e-mail: pir2005@yandex.ru

emv878@yandex.ru

vk.com/marya_efremova

facebook.com/MariykaEfremova

Instagram @mariyka_batler  

 

Нина Володина

продюсер 

тел.: +7-916-661-9215

e-mail: nv7888@yandex.ru

vk.com/ninavolodina

facebook.com/NinaVolodina.ru

Instagram @nina_volodina_