-Мария, в фильме "Я любить тебя буду, можно?" вы выступили и продюсером, и режиссером, и сценаристом, и актрисой.

- Это наш третий фильм, во всех я продюсер, режиссер, сценарист и исполняю главную женскую роль. В фильме «Я любить тебя буду, можно?» основную деятельность продюсера все-таки выполняет Нина Володина, поэтому даже в титрах мы меня как продюсера вписывать не будем, хотя, безусловно, я занимаюсь продюсированием, но меня и так слишком много. Наша кинокомпания «Северное сияние» снимает фильмы только по моим сценариям, которые я пишу под псевдонимом Марийка Батлер. Когда пишу сценарий, сразу представляю режиссерскую работу, какие творческие приемы буду использовать, как стану выстраивать работу съемочной группы и актеров, а уж сыграть придуманный самой образ достаточно легко. Очень часто зритель отождествляет меня с моими героинями, безусловно, я наделяю их некоторыми своими чертами характера и все же это не я и у них совсем другая история жизни.

- Расскажите, какая главная задумка этого кино? Почему вы решили сделать кино, где герои говорят стихами? Сложно ли было осуществить эту задумку?

 - Фильм «Я любить тебя буду, можно?» создается в новом жанре. Есть фильмы, которые снимались по изначально написанным поэтическим произведениям, например, «Ромэо и Джульетта» или «Евгений Онегин», здесь же я сначала написала сценарий, а потом заменила все диалоги стихами Эдуарда Асадова. В нашем фильме стихи читаются не как стихи, а проговариваются как обычная речь, звучат «разговорно». Все стихи Асадова – монологи, я же разложила их на диалоги, каждому актеру поставила интонации, в некоторых сценах вообще не угадывается стихотворная рифма. Уверена, что новое прочтение стихов люди подхватят и перенесут на других поэтов. На сколько сложно было работать даже не могу сказать, кино вообще снимать очень сложно, но, если взялся – надо делать. Есть только  один путь - вперед, отступать некуда. У нас подобралась хорошая техническая команда и «звездный» актерский состав: Андрей Чадов, Анатолий Белый, Алена Яковлева, Мария Берсенева, Михаил Полицеймако.

- Что за история лежит в основе сюжета?

- Это история любви молодой пары, которые живут вместе, вот только Вадим (Анатолий Белый) не желает официально оформлять отношения с моей героиней Катей. Думаю, многие девушки увидят в Кате себя, как и молодые люди услышат знакомые слова главного героя: «Все эти браки пустые формальности, сердце свободно от всяких уз…». Если есть любовь и люди решили жить вместе, то они должны это делать по-настоящему, а не играть в семейную жизнь. И, конечно, моя героиня мечтает о красивой свадьбе и белом платье, к тому же все подружки уже окольцованы. На очередном девичнике с ней знакомится журналист Сергей (Андрей Чадов). Сергей действует смело и напористо, он не принимает отказа Кати и даже слушать не хочет о том, что ее сердце занято другим:

«Ты должна меня полюбить.

Всем дыханьем, душою всей!

Как ты можешь на свете жить

Без меня и любви моей?!»

У Кати происходит ссора с Вадимом и Сергей не упускает свой шанс – вот теперь она свободна, а значит может стать его. Но она не может, она ушла не к Сергею, она ушла от Вадима, потому что ей обидно, что он не хочет нести обязательств, что ему не важны ее мечты и желания, но при этом она не перестала его любить. Очень трогательный диалог Кати с мамой (Алена Яковлева), известное стихотворение «Мне уже не шестнадцать, мама» звучит совершенно по-новому, можно сказать, поменялся смысл. В нашем фильме все как в жизни: от близких мы скрываем чувства, зато с чужими людьми откровенно делимся и просим совета, например, как Катя с соседом (Михаил Полицеймако). В фильме «Я любить тебя буду, можно?» есть еще одна очень важная сцена – разговор о соперниках героя Андрея Чадова с героиней Марии Берсеневой. Так уж принято, что в своих бедах мы обычно виним соперников и соперниц, а не «настоящих виновников»:

«Только разве соперники нам сердца опаляли

И в минуты свиданий к нам навстречу рвались?

Разве это соперники нас в любви уверяли

И когда-то нам в верности убежденно клялись?!»

Это кино для каждого и о каждом, зритель узнает в героях себя, после просмотра будет о чем подумать. А как интересно получились конфликтные сцены! Вы только представьте: у нас герои ругаются стихами! Кстати, действие фильма происходит в современной Москве, а стихи Эдуарда Асадова написаны в 50-80-е годы прошлого века. У настоящего таланта нет временных границ.

- В названии фильма фигурирует вопрос, кому адресовано это послание?

- «Я любить тебя буду, можно?» говорит герой Адрея Чадова моей героине. Но вот какое дело, мы уже отсняли эту сцену и вдруг выяснили, что этого стихотворения нет ни в одном сборнике Асадова. Пришлось заменять его на «Как мне тебе понравиться?» и заново переснимать эпизод, а вот название решили оставить. С первых же дней съемок фильм вызвал ажиотаж, на каждом съемочном дне у нас присутствуют журналисты и блогеры, активизировались поклонники творчества Эдуарда Асадова, информация о съемках фильма в стихах разлетелась моментально, даже заграничные СМИ написали о нас. В общем, менять название уже было нельзя, но в этом есть и плюс, возможно, благодаря популярности фильма мы найдем доказательства авторства Асадова или обозначится другой поэт. Кто-то же его написал! Стихотворение «Я любить тебя буду, можно?» очень популярное, в свое время его переписывали в девичьи дневники, когда еще не было интернета и соц.сетей.

-В чем изюминка вашей картины? Чем она отличается от других мелодрам про любовь и расставание?

- Основное отличие – это, конечно, в жанре, абсолютно новая подача материала. А еще у нас очень приличное кино, нет ни одной откровенной сцены. Как режиссер, я считаю, что любовь нужно показывать глазами и словами, а не голыми телами.

Наше кино могут смотреть даже дети, заодно познакомятся с творчеством Эдуарда Асадова и, может быть, с историей его жизни и героическим подвигом во время Великой Отечественной войны: спасая жизни других, он потерял зрение. Фильм «Я любить тебя буду, можно?» несет еще и образовательную функцию. Мы планируем устроить всероссийский конкурс сочинений, чтобы школьники средних и старших классов написали рецензию на фильм. Такой формат сочинений давно не используется, да и был он только в специализированных гуманитарных лицеях и гимназиях, а ведь это необходимый навык – умение грамотно излагать свои мысли. К тому же Эдуард Асадов не введен в школьную программу. Надеюсь, нам поможет в организации всероссийского конкурса сочинений Министерство образования и откликнутся спонсоры на подарки для победителей. Мы хотим наградить не только учеников, но и учителей. Считаю необходимым поощрить труд педагогов, от них зависит уровень образования будущего поколения.

-Также у вашего фильма есть трифлокомментарии - перевод для незрячих. Расскажите, как он делается?

- Это кропотливая работа, каждое действие, внешность героев, интерьер и т.д. нужно описать словами, чтобы незрячие люди смогли представить в голове картинку, которую мы с вами видим на экране. Тифлокомментарии я буду делать самостоятельно, как сценарист и режиссер фильма. Версию с тифлокомментариями мы отдадим бесплатно общественным и государственным организациям, работающим со слабовидящими и слепыми – это подарок нашей кинокомпании «Северное сияние». Естественно, эта версия будет готова после официальных прокатов в кинотеатрах и показа по ТВ. Люди с ограниченными возможностями смогут «посмотреть» наш фильм, но чуть позже, чем все остальные.

-Как вы думаете, почему русское кино чаще интересно и понятно только русским, оно не становится популярным за рубежом?

- Я с этим не согласна, просто у нас не так развита киноиндустрия, как в том же Голливуде. Кино начинается со сценария. Еще великий Хичкок сказал: «Три основных составляющих фильма: сценарий, сценарий и еще раз сценарий». Россия – страна литературных гениев. Наших Пушкина, Толстого, Достоевского, Чехова изучают на всех филологических факультетах во всех странах. Посчитайте сколько раз экранизировали «Войну и мир» на Западе, а роман «Идиот» Достоевского не поставили разве, что в Африке, пьесы Чехова идут во всех театрах мира. Предвижу ваш вопрос о государственном финансирование и, наверное, удивлю ответом. Я как раз против того, чтобы государство выделяло деньги налогоплательщиков на кино, Голливуд работает независимо от гос.бюджета и завоевал весь киномир. Продюсеры должны снимать фильмы на свои деньги или привлекая инвесторов, или, как мы, продакт-плейсмент, а вот когда фильм уже вышел в прокат и зритель его по достоинству оценил нужно наградить лучших создателей кинокартин государственной премией. Сейчас же мы с вами, в виде налогов отдаем деньги на фильмы, которые порой порочат честь и достоинство нашей страны и граждан, искажают историю, просто являются аморальными.

-Вы побывали по обе стороны камеры: и как актриса, и как режиссер. Расскажите, в какой роли вам нравится находиться больше?

- Я в целом оцениваю свою работу, не разделяя себя по ролям: актриса, режиссер, сценарист, ген.директор кинокомпании. Главное – сделать хорошее кино. Знаете, почему творчество называют детищем? Потому что фильм вынашиваешь также как ребенка: сначала возникает идея, потом много мучительных месяцев работы и вот премьера – киноребенок увидел свет и так хочется, чтобы люди его полюбили, оценили, чтобы он оказался важным, нужным и полезным обществу. Помню, на премьере нашего первого фильма «Моя главная роль в жизни», когда пошли титры тысячный зал встал и аплодировал стоя, тогда я впервые испытала ощущение безграничного счастья. Со вторым фильмом «Свадебная открытка» были несколько другие ощущения, людям понравилось, подходили фотографироваться, писали письма с благодарностью, но вот не было этого чувства, когда готов задохнуться от восторга. Я очень хочу заново испытать те же эмоции как с первым фильмом на премьере «Я любить тебя буду, можно?» или даже еще более сильные.  

-Есть ли у вас уже задумки для дальнейших картин?

- Я уже много лет пишу рассказы, сейчас их около ста. Собственно, на основе своих рассказов потом пишу сценарии, и мы снимаем кино. У нас распланирована работа на ближайшие три года. После премьеры «Я любить тебя буду, можно?» мы сразу же приступаем к работе над полнометражным мультфильмом «Фастик и Марийка» о дружбе девочки и кота, по пути готовимся к съемкам еще нескольких фильмов, один из которых будем запускать в мировые прокаты. Несколько лет назад одним моим сценарием заинтересовалась голливудская компания, они готовы были вложить 50% бюджета, но со своей стороны мы не нашли оставшуюся сумму. За эти годы мы подросли, освоились в мире кино и теперь чувствуем силы, что сможем снять сами, привлечем несколько голливудских «звезд» и устроим прокаты по всему миру, а снимать будем в России. Даже специалистов по компьютерной графике планируем найти среди соотечественников, у нас очень много талантливых людей.